АНТИ-МЕРКЕЛЬ: ИНТЕРВЬЮ С САРОЙ ВАГЕНКНЕХТ

10:15 18/10/2018
На протяжении всего 2018 года Сара Вагенкнехт вместе со своим супругом и политическим союзником Оскаром Лафонтеном ведут инициированную ими же публичную дискуссию о  необходимости формирования широкой лево-популистской платформы с целью  противостоять возрастающей популярности правых путём объединения левоцентристского большинства в немецкой политике, способного поколебить установившийся баланс сил в парламенте. Новое движение под названием Aufstehen («Вставайте») презентовало собственную онлайн-платформу в начале августа и официально выступило с пресс-конференцией в Берлине 4 сентября. VECTOR:media публикует перевод недавнего интервью с Сарой Вагенкнехт, которое опубликовал ресурс “Jacobin”.

Мы говорим с депутаткой Бундестага от Левой партии Германии Сарой Вагенкнехт об основанном ею контроверсионном движении «Вставайте» (Aufstehen), а также о будущем немецких левых.

Сара Вагенкнехт привыкла к полемике. Она начала политическую карьеру в хаотический период, последовавший за воссоединением Германии в 1990 году, вступив в Партию демократического социализма (ПДС) за несколько месяцев до своего двадцатилетия и в течение нескольких лет оставалась заметнейшей представительницей коммунистического крыла партии.

Она перешла из Европейского парламента в Бундестаг в 2009 году, сразу после того, как ПДС объединилась с отколовшимися от Социал-демократической партии Германии (СДПГ) левыми, сформировав Левую партию Германии (ЛПГ). С 2010 года Сара Вагенкнехт является сопредседателем парламентской фракции партии. Несмотря на то, что ее фигура поляризирует ЛПГ по целому ряду вопросов, а сама она часто расходится во взглядах с широкой общественной левой, на национальном уровне Сара остается самой узнаваемой публичной представительницей партии, особенно после того, как  25% немецких избирателей заявили, что они будут голосовать за избирательный список во главе с Вагенкнехт. Позиция в качестве сопредседателя парламентской фракции ЛПГ и частые выступления в СМИ делают её самой видной из левых политиков Германии.

Вагенкнехт неизменно, начиная с 2016 года, привлекает к себе внимание критикой миграционной политики канцлера ФРГ Ангелы Меркель. Она утверждает, что федеральное правительство не выделило необходимые средства и не обеспечило инфраструктурную поддержку, чтобы предотвратить приток беженцев в страну, а это привело к перегруженности местных органов власти и рынков труда, усугубляя этим социальную напряженность в и без того поляризированном немецком обществе. Такие заявления вызвали ожесточенные споры как внутри ее собственной партии, так и в обществе. Многие сразу же обвинили ее в заигрывании с правыми идеями, чтобы перетянуть обратно тех избирателей от рабочего класса, которые ушли к крайне правой партии Альтернатива для Германии (АдГ).

На протяжении всего 2018 года Сара Вагенкнехт вместе со своим супругом и политическим союзником Оскаром Лафонтеном ведут инициированную ими же публичную дискуссию о  необходимости формирования широкой лево-популистской платформы с целью  противостоять возрастающей популярности правых путём объединения левоцентристского большинства в немецкой политике, способного поколебить установившийся баланс сил в парламенте. Новое движение под названием Aufstehen («Вставайте») презентовало собственную онлайн-платформу в начале августа и официально выступило с пресс-конференцией в Берлине 4 сентября. Среди её главных представителей, кроме самой Вагенкнехт, замечены также несколько левых социал-демократов, социолог Вольфганг Штреек, а также ряд персонажей масс-медиа и культуры. По состоянию на момент написания этих строк, уже более 150 000 человек подписались на участие в новом «движении», хотя его программа еще даже не определена.

«Вставайте» - это прежде всего движение, чем-то похожее на «Непокорённую Францию» Жана-Люка Меланшона, который был затеян с целью остановить рост правого популизма в странах Европы. Но направлен он на то, чтобы увлечь обычных, незаидеологизированных избирателей в обход существующих левых партий и организаций, потенциально подвергая их, - институции, на обустройство которых потребовались усилия целых поколений, - опасности публичной дискредитации. Обе эти инициативы поднимают вопросы о будущем Партии европейских левых (ПЕЛ), о характере левого популизма и о том, как лучше всего вести пропаганду среди избирателей, ускользающих в руки правых, не ставя при этом под удар главные интернационалистские ценности левых.

Основатель и редактор журнала «Jacobin» Бхаскар Сункара посетил Германию в сентябре 2018 года с целью содействовать публикации и распространению немецкоязычной антологии избранных материалов журнала «Jacobin: Die Anthologie». Там он смог лично пообщаться с Сарой Вагенкнехт о её взглядах на перспективы движения «Вставайте».

Бхаскар Сункара: После нескольких месяцев слухов и спекуляций, ваша новая инициатива «Вставайте» наконец-то официально стартовала. Можете рассказать, как всё происходило, а также о том, кто является ключевыми фигурами движения на сегодняшний день?

Сара Вагенкнехт: Движение «Вставайте» возникло в результате того, что в результате последних федеральных выборов в сентябре 2017 года правящими право-центристским Христианско-демократическим союзом (ХДС) и лево-центристской СДПГ было создано очередное правительство широкой коалиции. Это означало продолжение всё той же политики, с которой мы столкнулись за последние годы – это политика, которая подвергает людей очень высокому риску социальной незащищенности, ведет к концентрации богатства в руках немногих и раскалывает общество.

Становится всё более очевидным то, что наша демократия больше не функционирует. Промышленные лоббисты и богатые люди имеют сегодня гораздо большее влияние, чем обычные граждане. И в современной Германии единственной группой, извлекающей выгоду из этой ситуации, являются правые. АдГ, партия, которая марширует на уличных демонстрациях вместе с неонацистами, стала лидером оппозиции.

Именно тогда я и заявила, что мы должны начать что-то новое, что нам необходимо новое движение, чтобы мобилизовать всех тех, кто не чувствует себя представленным существующими партиями, и требовать более социально справедливой политики.

Бхаскар Сункара: Являются ли другие лево-популистские движения, существующие сегодня в Европе, источником вдохновения для «Вставайте»? Рассматриваете ли вы испанских «Подемос», или «Непокорённую Францию», в качестве возможного примера для подражания?

Сара Вагенкнехт: Конечно, в разных странах всё по разному, но мы обращаем внимание на то, что делают «Подемос», а особенно на то, что происходит во Франции. «Непокорённая Франция» – это еще одно движение, которое существует вне традиционных партийных структур. Тем не менее, его лидер, Жан-Люк Меланшон, получил почти 20% голосов избирателей на президентских выборах 2017 года во Франции.

У нас также тесные связи с британским движением «Ускорение» (Momentum), внепарламентской кампанией, стартовавшей в ходе впечатляющих преобразований внутри Лейбористской партии Великобритании после избрания Джереми Корбина её лидером. Мы поддерживаем контакты с «Ускорением», и даже приняли некоторых из их активистов - членов Лейбористской партии, живущих в Германии – в ряды нашего движения «Вставайте».

Бхаскар Сункара: Вы заявили, что ваша миссия – вернуть вопросы социальной справедливости обратно в эпицентр политических дебатов в Германии. О каких именно вопросах идёт речь? Расскажите о конкретных требованиях, что их ваше движение будет выдвигать на передний план?  

Сара Вагенкнехт: Ну, мы определенно хотим остановить тренд всё возрастающего неравенства. Мы хотим остановить расширение сектора с низкой заработной платой и в конечном итоге отменить его полностью.

В отличие от США и других стран с крайне дерегулированными рынками труда по типу «захотел – нанял, захотел – уволил», существование этого сектора является относительно новым явлением для Германии. Исторически сложилось так, что у нас всегда были нормальные рынки труда, доминировали коллективные договоры. По большому счету, люди привыкли к стабильной занятости и соответствующим гарантиям. За последние двадцать лет всё резко изменилось.

Словом, вы не ошибетесь, если расскажете, что мы требуем для людей в случае необходимости государственной защиты от работодателей, руководимых соображениями чистой прибыли. И, конечно же, мы хотим, чтобы государство вернулось к тому, чтобы сделать социальные товары имеющимися в наличии и доступными для всех, будь то жилье, здравоохранение и пенсии.

Сейчас мы находимся в ситуации, когда всё вокруг приватизируется, а цены на всё стремительно растут. Даже домам престарелых и больницам было позволено стать машинами для получения прибыли. Мы считаем, что услуги, предоставляемые такими учреждениями, являются общественными благами и ими должно опекаться государство.

Бхаскар Сункара: Вы были членом Партии демократического социализма, а это значит, что с ЛПГ вы были с самого начала. В последние годы вы всё более критично относитесь к генеральной линии партии, в свою очередь многие в партии всё больше критикуют вас в ответ. Как вы объясните нарастающий разрыв между вами лично и отдельными партийными элементами? В более широком смысле, как вы сами оцениваете успехи и неудачи Левой партии Германи за все одиннадцать лет её существования?

Сара Вагенкнехт: ЛПГ – это вне всякого сомнения очень важная история успеха: впервые в истории Германии партия с идеологией более левой, чем социал-демократия, твердо утвердилась в парламенте, регулярно получая около 10% голосов немецких избирателей.

Целью ЛПГ также было усиление давления на СДПГ, чтобы принудить её проводить более социал-демократическую политику. Как раз в этом направлении мы были безуспешны, именно поэтому нам пришлось идти дальше в одиночку. Ведь на самом деле именно из-за этого мы и основали движение «Вставайте». Я тогда сказала себе, что мы не можем всего лишь просто продолжать делать то, что мы делать привыкли.

Как партия ЛПГ нам необходима, я рада, что она существует, а инициатива «Вставайте» возникла вовсе не для того, чтобы ставить существование партии под вопрос. Но для того, чтобы добиваться успехов в парламенте, социальная оппозиция должна подкрепляться социальным давлением снизу. Цель движения «Вставайте» - усилить это социальное давление, выйдя за рамки поддержки самой лишь ЛПГ.

Бхаскар Сункара: Вы описываете всё это, как сдвиг влево от социал-демократии. Однако многие существующие в Германии антирасистские движения сегодня дистанцировались от «Вставайте» и выражают скептицизм по отношению к вашей инициативе. Почему такое происходит?

Сара Вагенкнехт: Мне кажется, это чересчур общие заявления. В нашем движении есть активисты, при том, что некоторые из них – это его основатели, которые активно вовлечены в работу с беженцами, но они также явно отстают от повестки «Вставайте», ведь одна из наших главных проблем в Германии на данный момент – это выдвижение правых на передний план и дрейф людей в их лагерь по причине нарастания гнева и разочарования в своём затруднительном социальном положении.

То, что произошло в США, когда рабочие из «Ржавого пояса» в конечном счете избрали Дональда Трампа, происходит сегодня в Германии. Прямо сейчас, конечно, АдГ не может заполучить кресло федерального канцлера, но всё это, безусловно, чрезвычайно опасная тенденция. По этой причине многие люди, которые боятся нашествия правых, считают наш проект особенно важным.

Естественно, это касается также и решения проблем, связанных с иммиграцией. Я думаю, что для левых было плохим решением утверждать, будто проблем не существовует самих по себе, а то и просто игнорировать всё это, тем самым отдавая их на откуп правым. Но ведь они есть: из-за неадекватной жилищной политики в последние годы на рынке жилья в Германии наблюдается чрезвычайно напряженная ситуация, когда люди конкурируют друг с другом за аренду квартир, в то время как арендная плата продолжает расти, особенно в более бедных кварталах. Естественно, это приведет к тому, что у этих людей появятся сомнения в отношении прибытия всё большего числа беженцев, которые также отправляются в более бедные кварталы, чтобы найти жилье.

На рынке труда, который, как я уже упоминала, был резко дерегулирован, конкуренция в секторе с низкой заработной платой постоянно растет. Беженцы откровенно используются работодателями с целью снижения оплаты труда, что, в свою очередь, подпитывает настроения против беженцев. Мы должны четко указать, кто несет ответственность за эти проблемы, и, естественно, это вовсе не беженцы. Но нам нужно говорить об этих проблемах, даже если для некоторых это некомфортно.

Бхаскар Сункара: Многие рассматриваемые нами перспективные европейские левые проекты, я говорю о том, что сегодня происходит в Германии, о «Непокорённой Франции», в какой-то степени о движение Корбина, которое уличают в чрезмерной поддержке «Брексита», были обвинены средствами массовой информации и некоторыми кругами в национализме, что в немецком контексте является чуть ли не ругательным определением. У вас есть чем ответить таким критикам? И какова ваша позиция по отношению к «призраку национализма» в общем и целом?

Сара Вагенкнехт: Я считаю, что национализм несовместим с левой политикой. Для меня национализм означает, что вы заявляете о собственном превосходстве на основании своего происхождения – вашей национальности, но при этом вы уничижаете другие народы и культуры, рассматриваете их как менее значимые. Для меня это – национализм, я принципиально отказываюсь от подобного мировоззрения, и ни при каких обстоятельствах не соглашусь с ним.

Но совсем другое дело требовать, чтобы государство, существующее в настоящее время, вернулось к осуществлению своей регуляторной власти. И мне кажется совершенно ясным, что этот глобализированный мир безграничного капитализма, всё обостряющегося и безудержного, - это прежде всего такой мир, который приносит пользу крупным корпорациям.

Сегодня эффективно действующих в глобальном масштабе демократических институтов не существует. Всё, что у нас осталось, это только государство как более-менее, по крайней мере, потенциально, функционирующий демократический регулирующий орган. Вот почему движение «Вставайте» требует, чтобы государство регулировало капитализм в интересах своих граждан и ограничивало мотив прибыльности.

Бхаскар Сункара: Вы чем дальше, тем всё более критично относитесь к Европейскому союзу, определяя его как технократическую наднациональную организацию, которая отбирает власть у демократических национальных правительств. Какими вы видите альтернативные предложения для европейцев? И, наблюдая за странами Восточной и Южной Европы, согласны ли вы с заявлением, что они движутся в сторону выхода из ЕС?

Сара Вагенкнехт: Я хочу увидеть Европу, в которой государства и народы живут вместе в гармонии, в которой взаимная ненависть никогда не будет возможной. Но Евросоюз в его нынешнем виде является разделяющей силой, и в конечном счете подпитывает националистические движения. Брюссельская Европа – это недемократический, централизованный аппарат, который ускоряет демонтаж государства всеобщего благосостояния и способствует приватизации, где Германия занимает абсолютно доминирующее положение.

На данный момент мы можем наблюдать сопротивление сложившейся ситуации во многих странах. Люди не хотят, чтобы ими управляли из Берлина, и это справедливо, потому что Берлин сегодня доминирует во многих отношениях. Мы видели это в разгар европейского долгового кризиса, когда федеральное правительство Германии диктовало Греции и другим странам, как они должны на него отвечать.

В Евросоюзе есть договоры откровенно неолиберальные в своих намерениях, имеющие целью создание нерегулируемой капиталистической модели, приватизацию и демонтаж государства всеобщего благосостояния. Если мы хотим объединять Европу, нам необходима принципиально иная правовая основа для этого. Имеющаяся структура никогда не будет самодостаточной и в конечном итоге только усилит дезинтеграцию. Мы наблюдаем это прямо сейчас в Великобритании. Также в Швеции у нас есть Шведские демократы, очень евроскептическая, крайне правая партия, которая стала очень сильной, и это только один из примеров.

Бхаскар Сункара: Справедливо будет отметить, что рост популярности правых популистов был относительно поздним явлением и в Швеции, и в Германии, но теперь их влияние нарастаяет в этих странах с ужасающей скоростью. Вас критикуют также за то, что вы пытаетесь перетянуть на свою сторону часть электората АдГ, или, возможно, неопределившихся избирателей, которые могут склониться к голосованию за АдГ. Вы действительно боретесь за симпатии таких избирателей? Существует ли опасность уступки реакционным идеям, что их некоторые из этих людей могут разделять по отношению к иммигрантам?

Сара Вагенкнехт: Мы не можем позволить себе мириться с предрассудками или расистскими настроениями. Об этом не может быть и речи. Тем не менее, конечно, нам нужно бороться за то, чтобы отыграть обратно часть избирателей АдГ, многие из которых составляют более-менее классический электорат левых. Часто это более бедные люди, которые работают на непрестижных работах, получают мизерные пенсии и чувствуют себя обманутыми политиками в своей стране и у них для этого есть уважительные причины. Ведь они не просто «так себе думают», это их реальность. И на это должно смотреть, как на провал политики левых в самом широком смысле, это то, что в первую очередь привело этих людей к дрейфу вправо. Во многих европейских странах, где правые партии опережают партии левые, это происходит в связи с провалом политики левых.

Вот почему я уверена, что необходимо снова достучаться к таким людям, не менее важно также увлечь людей, которые перестали голосовать вообще. Вместе они представляют собой просто огромный сектор электорального поля, который без них становится непропорционально меньше. Я очень радуюсь тому, что люди, которые сегодня присоединяются к движению «Вставайте», сейчас в нем зарегистрировались уже более 140000 человек, в большинстве своем не связаны ни с одной из политических партий. Понятно, что мы работаем с теми людьми, с которыми традиционные политические партии работать просто не способны.

Бхаскар Сункара: В ЛПГ вас критиковали за то, что «Вставайте» - это способ обойти свои собственные партийные структуры, учитывая то, что движение не развивалось  непосредственно из самой партии. Почему вы решили инициировать проект «Вставайте» в обход Левой партии?

Сара Вагенкнехт: Вы не можете делать беспартийный проект внутри партии. Для меня было очень важно - и, к счастью, мы успешны в этом направлении, - привлечь людей из СДПГ, особенно некоторых из наиболее известных фигур, таких как Симона Ланге, которая бросила вызов слева лидерке партии Андреа Налес на недавнем партийном съезде СДПГ. Среди нас также есть депутаты Бундестага от СДПГ и целый ряд высокопоставленных социал-демократов старшего поколения, и эти люди никогда не вошли бы в движение, отражающее партийные интересы ЛПГ. Они просто не смогли бы засвидетельствовать свою поддержку.

Бхаскар Сункара: По вашему мнению, насколько в СДПГ всё ещё присутствует этот «левый дух»? Не столько у депутатов парламента, а в наиболее широком смысле, в среде их избирателей? Считаете ли вы, учитывая то, как голосуют СДПГ, что их политику всё ещё можно  отнести к социал-демократической идеологии?

Сара Вагенкнехт: Я думаю, сложно что-либо утверждать насчет функционеров СДПГ, особенно национального уровня, где они много лет продвигали политику другого рода. В то же время уже более 5000 членов СДПГ подписались на движение «Вставайте», и очевидно, что проводимая СДПГ политика постоянно отталкивает от них избирателей в течение уже многих лет.

Был короткий период, чуть больше года назад, сразу после того, как Мартин Шульц был назван кандидатом от СДПГ на место федерального канцлера, когда появился хоть проблеск какой-то надежды, что партия снова станет действительно социал-демократической. В течение нескольких дней количество сторонников партии в опросах выросло до более чем 30%, прыжок сразу на десять пунктов. Но продолжалось это недолго, поскольку Шульц оказался разочарованием, но его случай показывает, насколько большой потенциал имеется в этом направлении.

Бхаскар Сункара: ЛПГ по-прежнему позиционирует себя в качестве демократической социалистической партии. Сами вы выросли в номинально социалистической Восточной Германии и на протяжении многих лет были четко отождествляемы с Коммунистической платформой Социалистическая единой партии Германии. Очевидно, что ваши идеи менялись со временем. Каково ваше видение действительно демократического социализма сегодня? К какому обществу мы должны стремиться в долгосрочной перспективе?

Сара Вагенкнехт: Думаю, нам крайне необходимы дискуссии об обществе без капитализма, и я говорю сейчас не о том, что необходимо просто вернуться к модели Восточного Блока, или к тому, что я наблюдала в своём детстве в ГДР. Эта система потерпела фиаско, и это ощутили все без исключения. Это была государственная экономика.

Наоборот, я уверена, что существуют другие возможные формы собственности, и именно об этом я пишу в своих книгах, среди прочего в книге «Процветание без алчности», переведенной также на английский язык. Для меня ключевым вопросом любого справедливого общества является то, кому принадлежит производство: кто контролирует предприятия, которые получают прибыль от того, что они производят, другими словами, кто извлекает выгоду из чужого труда.

Я считаю, что актуальность Маркса по этому вопросу не изменилась и что эксплуатация должна быть преодолена путем передачи права собственности на предприятия людям, которые на них работают. Предприятия должны принадлежать рабочим, а не хедж-фондам или семейный династиям. Уверена, это важная проблема для любого справедливого общества.

Источник: Jacobin

 

VECTOR:media

RECOMMENDED