САМЫЙ УКРАИНСКИЙ ПЛАКАТ

20:34 12/3/2018
Киев. Заседание суда по маршу 8 марта «Годі терпіти». Обвиняют Елену Шевченко, главу организации «Инсайт» - она как организаторка отвечает за вероятную «наругу над державними символами» на марше. В зале суда кроме Елены, судей и следователя, сидят 20 «неравнодушных граждан» с националистической символикой. Всему причиной плакат, нарисованный на плотной черной ткани, с которым на марш вышла группа активисток. Плакат вырвали из рук и унесли в неизвестном направлении. Но дискуссии вокруг плаката, войны и рамок дозволенного только начинаются: изображение сложно однозначно вписать в происходящее. Для одних он «антиукраинский», для других – «гениальный». Давайте узнаем, что сама авторка плаката – художница Дана Рвана – говорит об этой работе, феминизме, угнетении и том, что никогда не нужно делать ради гербов.

- Расскажи о своем плакате. О чем он?

Он о положении женщины в Украине. О том, что с 2011 года Украина не может ратифицировать Стамбульскую конвенцию, которая сократила бы количество домашнего насилия, и о лоббировании церковью этого не-принятия, о социальных урезаниях, которые делают жизнь женщин в Украине еще более невыносимой, о постоянно всплывающем в политике разговоре о запрете абортов, о праворадикальном насилии, которое всегда возникает когда речь идет о гендерном равенстве и правах женщин и ЛГБТ+.

- Смущала ли тебя “женская” повестка в названии вместо “феминистической”?

От того, каким словом ты называешь явление, само явление не изменится, однако эта замена очень показательна в смысле построения нарратива. Это как лакмусовая бумажка - украинское общество боится слова “феминизм”. А может быть то, что маскируется под “уступки массам” (ведь большинство людей якобы думает, что феминистки едят детей, убивают своих мужей и становятся лесбянками), является на самом деле показателем постепенного правого поворота в политике. Ведь слово феминизм - опасно, потому что это в первую очередь даже не о равных правах женщин и мужчин, а о борьбе за равные права, (ведь в обществе гендерного равенства за ненадобностью исчезает слово “феминизм”). В этом ключе женское, женский - более безопасное слово.

- Все-таки герб Украины или символ НД? Не жалеешь, что изобразила этот тризубец?

Тут важно оговорить, что плакат хоть и был нарисован лично мной, придумывали мы его коллективно и заранее с коллегами. Изначально мы изобразили логотип “Национальных Дружин” - чтобы вместо того, чтобы критиковать государство абстрактно, выразиться о проблемах конкретных, “на часі” - об угрозе, которая исходит (в том числе в отношении женщин) от праворадикальных организаций. Это должен был быть символом Азова или НД - мы выбрали второе, чтобы солидаризироваться с недавно прошедшим маршем “Обійдемось без дружинників” и феминистками Мариуполя. Именно это и породило очень яркий “возврат к традициям” от праворадикальных групп - насилие в отношении женщины, которая традиционно должна бы сидеть дома и молчать.

Этот плакат породил уродливую иллюстрацию того, что должно бы очень испугать “пересічного українського громадянина”, который в основном-то выступает за свободу слова (которая включает в себя свободу критиковать украинское государство) и против насилия на политической (как и любой другой) почве. Плакат материализовался в своеобразный хепенинг. Хотя это, естественно, не могло быть нашей целью. Плакат проиллюстрировал действительность, а действительность проиллюстрировала плакат. Я думаю, такой уроборос и породил настолько пристальное внимание к нему. Думаю, мы все сделали правильно. Оглядываясь назад, сложно сказать, жалеем ли мы, что сделали это, я знаю только одно - в сложившихся условиях мы не могли этого не сделать.

Так рисовали плакат

Инцидент с неправильным прочтением символа НД - очень важная часть дискуссии. Очень многие увидели на плакате герб, как символ государства, которое угнетает женщину, и это прочтение будто разорвало порочный круг молчания о теме милитаризации государства и военном конфликте, и подняло много важных вопросов - сексуальное насилие над женщинами в зоне военного конфликта, недостойные условия для женщин, которые принимают участие в АТО. Например, отсутствие средств женской гигиены.

Момент недопонимания – это, во-первых, очень интересный вопрос о жизни художественного образа, его пластичности и многогранности.

Например, в сети я встретила интерпретацию вешалки как засилья фешн-индустрии и нереалистичных требований общества к женской внешности. А, во-вторых, еще более важный вопрос о дисбалансе внимания: никого не смутило использование государственного герба и логотипе “Национальных Дружин”, однако общественное возмущение по поводу использования герба в плакате вспыхнуло очень ярко. А то, что все еще обрушиваются нападки на недопонимание плаката, крайне показательно. Это ставит важный вопрос о свободе слова в Украине и свободе критики правительства.

- Ты нейтральна как художница?

Абсолютно нет. Нейтральных художников не бывает - когда ты художник, ты всегда выражаешь в своих работах какое-либо политическое мировоззрение - и обычно когда художник называет себя аполитичным, он (не осознавая того) стоит на стороне эксплуататоров. Так что я считаю, что лучше крепко стоять на определенных позициях, чем дать стихийным политическим нарративам сделать тебя инструментом выражения интересов правящих групп.

Я стою на феминистических позициях, однако для меня это не основная философия, ведь освобождение одной угнетенной группы невозможно без освобождения человека вообще.

В основном - от капиталистического угнетения. Я против эксплуатации человека человеком, я против межнациональных войн и национализма в целом (неважно, какого национализма - украинского, российского или национализма сепаратистских псевдогосударств). Ведь концепция любой нации ставит интересы абстрактного государства выше интересов человека вообще и человеческих потребностей, кроме того, для поддержания этой концепции необходима ненависть к врагу, некоей угрозе - это то, что происходит сейчас. Я против ненависти человека к человеку на почве гендера, национальной идентификации, происхождения, политических позиций. Наличие внешней угрозы в стране не должно становится оправданием ограничения свободы слова, мирных собраний и табу на критику государственной политики. А это то, что постоянно происходит (нападение на Гендерный клуб, постоянные нападения на активистов во время акций). Также военные действия не должны прикрывать неолиберальные реформы, которые, прежде всего, отражаются на женщинах: урезание социальной сферы, сокращение финансирования в медицины и образования. Нас несколько раз назвали пророссийскими активистами - это смешно, ведь российские правые постоянно наступают на права женщин и ЛГБТ+. А мы, в свою очередь, солидаризируемся с угнетенными группами - неважно какой страны, и выступаем против правого радикализма - и Украины, и агрессии РФ, которая тоже имеет своей основой правую идеологию.

- Один из комментариев в дискуссии на Фемінізм уа: “Я кажу шо конкретно казали мої воюючі подруги - шо їх таке використання гербу обурює” (авторка). Возможно, ты бы хотела что-то сказать воюющим на востоке женщинам?

Я хотела бы сказать им, что никакой герб ни одной на планете страны не стоит того, чтобы за него погибали люди.

- Что ты чувствуешь, когда твой плакат называют “антиукраинским”?

Смех. Ведь я воспринимаю его как самый украинский плакат. Потому что когда государство выступает угнетателем, естественнее всего критиковать его, потому что Украина - это прежде всего люди, которые в ней живут, а не национальная символика, государственный аппарат и абстрактная концепция нации. Поэтому моя пламенная любовь к украинским людям, как к людям вообще, к контексту, в котором произошло становление меня как личности, моя сильная самоидентификация с Украиной - все это не позволило мне, нам - молчать, то есть относиться к ситуации не критично.

Ткань для плаката

- Что мы получили в итоге? Над чем подумать и над чем поплакать? Твое резюме.

Этот плакат начал очень широкие дискуссии в медиа и неожиданно для нас поднял пласт вопросов, связанных с украинской политикой и феминизмом. Люди, чьи представление о политике сложились стихийно, начали выяснять противоречия в процессе диалога с оппонентами, всплыло много важных проблем - милитаризация, праворадикальное насилие. Скандал не всегда плох. Эта история подняла очень много вопросов - в том числе о свободе слова и цензуре в искусстве. И, конечно, о силе художественного образа как средства политического диалога.

***

Спасибо тебе, Дана Рвана, за разговор. 

VECTOR:media

RECOMMENDED