СУПЕРКАПИТАЛИСТЫ ВОЗВРАЩАЮТСЯ: ПО СРАВНЕНИЮ С НИМИ ДАЖЕ МИЛЛИОНЕРЫ - НИЩЕБРОДЫ

14:31 27/7/2018
В ходе проведения нового исследования американские экономисты обнаружили, что уровень неравенства в обществе достиг уровня, ранее невиданного в последние сто лет. Кроме того, ученые рассказали, где и как живут суперкапиталисты современной Америки.

Экономическое неравенство в США достигло своего исторического максимума в 1928 году, когда самые богатые 1% населения страны захватили почти 25% общего дохода. Но сегодня в тридцати американских метрополитенских районах, а также в пяти отдельных штатах, пресловутый 1% супербогачей побил свой предыдущий рекорд, а в некоторых случаях даже удвоил его.

На сайте Института экономической политики 19 июля 2018 года исследователи Эстель Соммелье (Estelle Sommeiller) и Марк Прайс (Mark Price) опубликовали доклад под названием «Новый Позолоченный Век: экономическое неравенство в США по штатам, метрополитенским районам и округам» (доступен для скачивания по ссылке The new gilded age: Income inequality in the U.S. by state, metropolitan area, and county). В исследовании делается вывод, что средний доход 1% самых богатых американцев в 26 раз выше, чем средний доход остальных 99% населения.

Учитывая, что и среди этих 99% населения есть люди, которые зарабатывают огромные суммы денег, - так Соммелье и Прайс обнаружили, что в штате Коннектикут с годовым доходом в 700 000 долларов, исследуемый всё равно относится к 99% «остальных», - начинает вырисовываться картина совершенной особого класса суперэлит: людей, чьи сверхкапиталы нивелируют доходы даже миллионеров средней руки.

В исследовании экономистов названы метрополитенские районы в США с самыми высокими коэффициентами неравенства. Один из них - Бриджпорт-Стэмфорд-Норволк в штате Коннектикут, также известный как графство Фэрфилд, который, рассказывает журналу «Jacobin» соавтор исследования Марк Прайс, является «домом для большого количества хедж-фондов, так что на лицо эффект Нью-Йоркской Уолл-стрит». Прайс также упоминает несколько метрополитенских районов на пляжах Флориды и ещё три, находящиеся в штатах Вайоминг, Юта и Колорадо соответственно, все они находятся неподалёку от элитных горнолыжных курортов.

«Это всё места, где вы были бы непрочь жить постоянно, если бы вас не было в мире иных забот, и вам также не нужно было бы находиться рядом с финансовыми рынками», - рассказывает Прайс. Всё это - анклавы для миллиардеров настолько богатых, что им даже не нужно жить вблизи экономических центров власти, таких как Уолл-стрит, Кремниевая долина или Голливуд. Здесь живет праздный, беззаботный правящий класс, загорающий и катающийся на лыжах по заснеженным склонам гор, в то время как инвестиции работают на них, даже не нуждаясь в их постоянном присутствии.

Соммелье и Прайс исследовали экономические данные с 1917 по 2015 год и обнаружили, что «рост был широко распространен с 1945 по 1973 год, и был очень неравным с 1973 по 2007 год». После Мирового экономического кризиса 2008 года, который вызвал небольшой сбой в тенденции, тренд усиления неравенства возобновился с еще большей силой. Соммелье и Прайс обнаружили, что за прошедшие 10 лет с 2008 года и до наших дней, в период восстановления экономики после кризиса, американские топ-1% аккумулировали почти 42% роста всех доходов.

Стоит упомянуть характеристики, которые определяют каждую отдельную эпоху распределения роста. В начале двадцатого века в Соединенных Штатах доминировали сверхбогатые магнаты промышленности, в то время как у рабочих была небольшая защита труда, высокий уровень безработицы и ничтожные социальные программы. С 1940-х по 1970-е годы все выглядело совсем по-другому. Исследователи называют это Великим Сжатием: в течение этого периода неравенство в доходах верхних и нижних классов общества было сжато к середине.

«Высокие предельные налоговые ставки на фоне финансирования Второй Мировой войны были сохранены даже после окончания войны, что привело к сокращению доходов в верхах», - рассказывает Прайс. В то же время наблюдалось «возрастание роли профсоюзов, которые сыграли определенную роль в развитии того, что по мере роста экономики  доходы  были не просто обращены в прибыль работодателей, но также распределены среди рабочих в виде роста зарплат».

В 1970-х годах чреда кризисов предоставила возможность прокапиталистическим консерваторам восстановиться на политическом поприще. В течение последующих двух десятилетий, с согласия обеих основных политических партий, капиталистам удалось: провернуть благоприятные для них неолиберальные реформы, провести дерегуляцию бизнеса, снизить роль профсоюзов, уйти от прогрессивного налогообложения, продавить режим жесткой экономии госбюджета, а после того,  как социальные программы оказались разбалансированы, приватизировать общественные блага для создания новых рыночных возможностей в интересах корпораций.

Сегодня мы пожинаем плоды этого экстремистского разворота политической ориентации. Рост неравенства доходов пресловутых «1%» и всех остальных возрастает в каждом из североамериканских штатов. «Политические практики и культурные предпочтения объединились с целью давления на снижение зарплат и доходов большинства американцев, не смотря на то, что их производительность повысилась», - утверждают Соммелье и Прайс, добавляя, что разрыв между зарплатой генерального директора и простого рабочего увеличился с 20:1 в 1965 году до 271:1 в 2016.

«Переосмысление Америки заново в качестве «страны возможностей» требует экономической политики, направленной ​​на обеспечение каждому ребенку доступа к адекватному питанию, жилью, здравоохранению, уходу и образованию», - акцентируют внимание авторы доклада, - без разницы «является ли этот ребенок дочерью дворника или сыном магната недвижимости».

Вторя политической риторике Джереми Корбина в Великобритании и Берни Сандерса в США, Эстель Соммелье и Марк Прайс завершают свою работу призывом сделать так, чтобы «экономика служила жизни всех, а не узким интересам некоторых, «позолоченных».

ИСТОЧНИК: Jacobin

VECTOR:media

RECOMMENDED