УПРАВЛЯТЬ НЕЛЬЗЯ ОБУЧАТЬ

15:53 30/8/2017
Бессмысленные задачи и псевдо-бизнес-стратегии, выбранные в качестве ориентира британскими университетами, исказили их истинную роль.

Редакция VECTOR:media публикует перевод статьи Андре Спайсера "Университеты на грани разорения. Так давайте же сократим лишнюю администрацию и вернемся к обучению", опубликованной в The Guardian. Речь в статье идет о современном состоянии британского высшего образования, основной проблемой которого автор считает переизбыток управленчества и коммерции.

Пока студенты радовались результатам экзаменов, мужи власть предержащие из разных лагерей сокрушались по поводу текущего состояния британских университетов. Эндрю Адонис, министр образования времен Блера, жестко раскритиковал университеты за организацию дорогостоящих курсов, в то же время повышая зарплату высшему руководству. Ник Тимоти, бывший советник Терезы Мэй, считает британские учебные заведения неподъемной «схемой Понци». Министр по делам университетов Джо Джонсон ранее писал о необходимости оказания большего давления на учреждения высшего образования, чтобы студенты могли получать хорошие образовательные услуги в обмен на уплачиваемые ими средства.

За приобретением политических очков стоят более серьезные проблемы. Университетский сектор развивался десятилетиями, однако сейчас этот прогресс пошел вспять. Количество абитуриентов бакалаврата упало в этом году на 4%. Хотя высшее образование имеет примерно половина населения, всего лишь около 20% рабочих мест требуют наличия базового диплома.

Американское исследование выявило, что умственные способности около 46% студентов не развивались за время обучения в университете. На отдельных направлениях, как, например, бизнес-администрирование, способность студентов мыслить снизилась за последние пять лет. После выпуска многие из них не смогли устроиться на постоянную работу, увязая в долгах. Около четверти выпускников проживали совместно с родителями или родственниками.

Кроме того, университеты Британии испытывают существенные финансовые проблемы. Университетская пенсионная система имеет дефицит в 17,5 млрд. фунтов, а руководства вошли в строительный раж, финансируемый почти исключительно из займов на рынке облигаций.

Но причиной невзгод является часто упускаемый из виду факт: хотя университеты и развивались в последнее десятилетие, однако основные ресурсы были направлены на расширение руководства, а не преподавательского состава. Проведенное в США исследование показало, что в период с 1975 по 2008 год количество преподавателей выросло всего на 10%, тогда как администрации — на 221%. В двух третях университетов Великобритании количество руководства ныне превышает количество преподавателей. Кое-кто из экспертов по образовательной политике и вовсе предсказывает появление университетов «цельноадминистративного» типа.

Усиленное наращивание руководства также повлекло за собой равносильное развертывание бессодержательной деятельности, включающей дорогостоящие упражнения в ребрендинге, аудите и рейтинговых инициативах, создание некачественных электронных систем, эксперименты со стратегическими нововведениями и провальные попытки «дальновидного лидерства». В то же время, от преподавателей требуют создания видимости, будто они занимаются исследованиями высшей категории, первоклассным обучением и имеют влияние на широкие массы. Не удивительно, что некоторые из них жалуются на то, что «тонут в дерьме».

В лишнем руководстве есть и свои преимущества. Например, показывая свое старание идти в ногу с позднейшими веяниями в сфере менеджмента, университеты завоевывают доверие бизнеса и правительства. А еще бесполезное руководство дает некоторым сотрудникам ощущение самоудовлетворения. Однако, при этом всем оно влетает в крупную копейку: это дорого, обескураживающе, и зачастую отвлекает университет от его ключевых задач. Ибо вместо того, чтобы обучать студентов, проводить исследования и приносить пользу обществу, университеты в итоге постоянно меняют внутреннюю политику, «ставят галочки» и пытаются взобраться на вершины рейтингов.

Если университеты заинтересованы в решении этих проблем, то им стоит избегать показательных реформ, поcкольку те зачастую являются затратными и отвлекающими помехами с короткой жизнеспособностью. Необходимо нечто более умеренное, но предусмотрительное — сокращение лишней администрации.

Первым шагом на этом пути является устранение спроса на нее, важным аспектом чего было бы прекращение вялых попыток микроменеджмента этого сектора со стороны правительства. Разрыв с шаблонной парадигмой «исследовательского великолепия» сэкономил бы отрасли 250 млн. фунтов. Это также избавило бы преподавателей от необходимости публиковать бестолковые статьи, которые читают единицы. Уничтожение новомодного фреймворка «преподавательского великолепия» мгновенно освободило бы еще 20 млн., а также бесчисленное количество времени, затрачиваемого сотрудниками на эти цели.

Следующий этап — искоренение засилия пустого администрирования в университетах. Первым скромным шагом было бы сворачивание в учебных заведениях «идиотских» должностей. Имеются в виду такие должности, существование которых ставится под сомнение даже теми, кто их занимает. Раболепные формы корпоративного эскапизма в университетах ушли бы в прошлое. Сюда входит все — от причудливых изощрений в области стратегического развития, расточительных управленческих проектов наподобие строительства университетских корпусов в экзотических местах, и до чрезмерно замысловатых ритритов по развитию лидерских качеств.

Сотрудники должны получить возможность оспаривать и даже ветировать любые новые инициативы руководства. Когда предлагается очередное нововведение, им нужно спрашивать о том, работает ли это на практике, есть ли в этом смысл и насколько это важно для сотрудников и студентов. Ответы на эти три простых вопроса могут помочь существенно сократить количество бесполезной администрации.

Наконец, университетам следовало бы прекратить поощрять пустое управленчество, чему может способствовать обхождение вниманием бессмысленной болтовни. Попросту прекращая разговор, когда кто-либо начинает переходить на пустой бизнес-жаргон, можно добиться того, что каждому предлагающему новые идеи человеку придется тщательнее их продумывать. Нужно сделать глупость дорогостоящей. Одним из способов достичь этого может быть требование к энтузиастам полность излагать свои причудливые замыслы, поскольку тем, кто намеревается их воплотить, прежде придется обдумать их дважды. Наконец, университетам стоит удорожить увеличение организационной нагрузки — например, перед введением новой процедуры им придется устранить старую.

Сокращение бесполезного управленчества влечет за собой риски. К примеру, влиятельные сословия вроде политиков могут посчитать университеты «находящимися вне зоны доступа», что может усложнить пути к необходимым для этого процесса средствам, однако игра, по всей видимости, стоит свеч. Университеты более не будут обременены затратами, сотрудники перестанут ощущать на себе груз бесполезной и выматывающей суеты, а сами учреждения станут менее отвлечены от своих непосредственных задач — обучения студентов, проведения исследований и внесения вклада в жизнь общества. В конце концов, люди более склонны доверять именно таким высшим образовательным учреждениям.

Андре Спайсер — публицист, профессор организационного поведения в Бизнес-школе имени Джона Касса при Лондонском городском университете

Источник: The Guardian

Перевод: Александр Кинаш

VECTOR:media

RECOMMENDED